Мир Селены Мун

Лунный Дворец Леди Селены

Приветствую Вас Гость • Регистрация • Вход • RSS
Среда, 22.8.2018, 08:05
Главная » Статьи » Harry Potter » Художник и Дракон

10. Глава 09

      На следующий день, после получения извещения о завещании Харальда Поттера, Джеймс, Лили и Ричард отправились в банк узнать, что же досталось их семье от предка. В банке они столкнулись с семьёй Малфоев, глава которой тихим шёпотом крыл своего предка, который жил одновременно с Поттером. Заметив Джеймса, Люциус направился прямо к нему.

— Лорд Поттер, Леди Поттер, — поздоровался аристократ, склонив голову, и посмотрел в сторону отпрыска, чуть скривившись, но и тому учтиво кивнул, — Ричард.

— Доброго дня, Люциус, — вздохнул Джеймс, возвращая приветствие. — Я так понимаю, ты здесь по той же причине, что и мы.

— Завещание Малфой-Поттер, — хмуро кивнул Люциус.

— То есть Малфой-Поттер? — опешил Джеймс. — Мне сообщили только то, что вступила в силу вторая часть завещания моего предка.

— А ты хоть сам помнишь, на ком он женился? — усмехнулся Люциус, не обратив внимания на Лили и Ричарда. И когда на лице брюнета отразилось осознание, улыбка на аристократическом лице стала шире, — Вспомнил?! Его супругу звали Керридуэн Эстель Малфой, и она была моей двоюродной прабабкой.

— Да, что-то было в этой истории, — согласился Джеймс. — Кажется, они заключили брак во второй половине семнадцатого века.

— Верно, тогда была реставрация Стюартов и принятие Статуса Секретности, — произнёс Люциус. — Джеймс, как насчёт того, чтобы отправить наших дам и наследников куда-нибудь в кафе, пока будем разбираться с бумагами. Более точная дата, если не можешь вспомнить, 1676 год.

— Принимаю твоё предложение, — улыбнулся Поттер.

      Отправив дамочек в кафе, а сыновьям вручив по небольшой сумме внеплановых карманных расходов, мужчины отправились к юристу, выяснять, что же свалилось на их головы.

***

Завещание Харальда Кассиуса Поттера и Лирондина Элфеда Малфоя, оно же брачный договор
      Мы, ниже подписавшиеся, в присутствии двух свидетелей с каждой из сторон, а так же юриста и представителей банка Гринготс заключаем данный договор. Договор, он же брачное соглашение, заключается между потомками рода Поттер и Малфой. Род Малфой выступает в качестве стороны жениха, а род Поттеров как семья невесты. Если наши расчёты верны, то брак должен быть заключён между потомками, что родятся в четвёртой четверти двадцатого века.


      Дальше шло перечисление приданного, что давалось за невестой, да подписи двух сторон со свидетелями.

      Джеймс посмотрел на Люциуса и выразил общую мысль.

— Влипли.

— Поттер, у тебя ещё одного ребёнка нет случайно? — поморщился Люциус. — Ты извини, но твоего Ричарда я и близко к сыну не подпущу, проще будет заплатить виру за нарушение договора.

— Вообще-то есть, — признался Джеймс. — Но он живёт среди магглов.

— Да я скорее сквиба приму в свой дом как невесту, чем твоего сыночка, — Малфою хотелось плеваться. Такой подлянки он точно от предка не ожидал. И если ещё общение с самим лордом Поттером можно было пережить, то о родстве с его неугомонным наследником, даже думать не хотелось. Сразу же тошно становилось. Да и Драко… Нет, он никогда не согласится на подобный брак.

— Знаю, — вздохнул Джеймс, — и ты не поверишь, но я уже не раз жалел, что его крестным является наш Светлейший. Обидно, что Гарольд с рождения оказался сквибом. Наверное, из него Наследник Рода и то лучше бы получился. Я уже несколько лет пытаюсь вдолбить в голову Ричарда Кодекс Рода, но с тех пор, как он оказался в Хогвартсе… Да что тут говорить, ты и сам знаешь, как директор ему во всем потакает.

— Хм, а Магия Рода как отнеслась к Ричарду? — спросил Люциус.

— Как-как, — скривившись, словно проглотил лимон, произнёс Джеймс, — признала как потомка и все, мне об этом поверенный рода сообщил, когда сын решил втайне от меня пройти проверку. Мордред, Люциус, я соглашусь даже вписать Гарольда в этот брачный договор, если ты окажешь мне ответную услугу.

— Какую? — это показалось интересным аристократу.

— Со слов Сириуса я хорошо помню, что твоя супруга целитель, — Джеймс задумчиво посмотрел на Малфоя. — Так вот, перед тем как мы подпишем все эти бумажки, я хочу, чтобы она полностью обследовала Лили. С ней что-то произошло после того, как Ричард приезжал на втором курсе на каникулы. Кто только не пробовал, никаких результатов. Я знаю, что о многом прошу, но Тёмный целитель — моя последняя надежда. Я хочу вернуть свою прекрасную и жизнерадостную Лили. Ты знаешь до этого она часто гостила у сестры, навещая там Гарольда, — взгляд мужчины стал грустным. — Признаюсь, я сам виноват в том, что оттолкнул от себя одного ребёнка — хоть он и сквиб. Мордред, и где только было моё здравомыслие?! Гарри живёт там с тех пор, как Ричард закатил в пять лет истерику. Ещё и Дамблдор, чтоб ему провалится, со своими вещаниями, о плохом влиянии немага на будущего мага. Под двойным давлением, я и не заметил, как сам же и наломал дров, а после уже не до этого было. Да и судя по всему, Гарри в доме тёти жилось неплохо.

— Хорошо, я попрошу Нарциссу, чтобы она обследовала твою супругу, — наконец решился дать своё согласие Люциус.

      Дальнейший разговор прервал вышедший к сиятельным мужчинам гоблин с папкой документов в руках. Потратив некоторое время на решение несколько мелких и не совсем деталей, получив обещание уладить всё в кратчайшие сроки, после договорившись о новой встрече, на которой будет окончательно решён вопрос с браком, лорды покинули банк.

***

      Едва Поттеры вернулись домой, как Ричард сразу же, даже не спрашивая разрешения отца, отправился на свой остров. Джеймс только сильнее нахмурился. Он уже давно закрывал глаза на то, что творил сын, в очередной раз жалея о том дне, когда выбрал Дамблдора в крестные наследнику.

      Время до обеда пролетело незаметно. Брюнет разместившись в гостиной, старался сосредоточится на документах присланных сегодня из Министерства, и вместе с тем старался одним глазом следить за бесцельно мелькавшей то там, то там женой. И каждый раз стоило женщине попасться в поле зрения, взгляд голубых глаз становился всё грустнее и грустнее. Его малышка Лили, сейчас походила на очень красивую и качественную куклу. И виной этому был их собственный сын. Непроизвольно руки скомкали важный документ, но Поттеру было на это плевать. На много важнее было понять, почему он ничего не сделал, чтобы предотвратить этот расклад, как мог так просто подаваться уговором Ричарда, почему не противился, ведь понимал и делал всё осознанно. Так почему? Он не был слабым волшебником, наоборот, чуть ли не одним из сильнейших, и всё равно… Он не раз задумывался об этом, но ответы ускользали.

      И хоть со временем влияние Ричарда намного ослабло, всё равно желание выполнять прихоти сына было ещё слишком сильным.

      В раздумья брюнета ворвался стук в окно, которое Лили преспокойно открыла пропуская сову. Та покружив по комнате сбросила конверт на колени Джеймса и умчалась в окно, до того, как женщина успела его закрыть.

      Послание ему прислал, как не странно Люциус Малфой, в котором коротко сообщал, что леди Малфой согласна осмотреть его жену, и поскольку она и без того слишком занята, то Поттер-мэнор намерена навестит ближе к вечеру уже сегодня, а потому Лорд Малфой настоятельно просил открыть для них камин и дожидаться их прихода.

      Сдержанно улыбнувшись брюнет аккуратно сложил пергамент, с сожалением уставился на безвозвратно уничтоженные документы, и несколько отдалённо подумав, что Министр вряд ли будет рад, всё снова переделать, отдал распоряжения эльфам, приготовить комнату пригодную для осмотра и открыть для четы Малфой камин. Отправился за женой, которая неожиданно исчезла в неизвестном направлении.

***

      Как и обещали, Малфои ближе к вечеру величественно вышли из камина, и пока мужчины пожимали друг другу руки обмениваясь любезностями при этом, леди Малфой внимательно осматривала застывшую возле дивана хозяйку дома, которая при их появлении не проронила ни слова, ограничившись только лёгким поклоном.

— Очень любопытно, — прошептала блондинка. Незаметно направляя на рыжеволосую женщину небольшие потоки магии, и была крайнее удивлена, когда встретила сопротивление, а губы Лили растянулись в коварной улыбке и она поднеся палец к губам подмигнула. Вот тут она уже не смогла держать спокойное лицо и, откровенно говоря, раскрыв рот, смотрела сначала на неё, а потом перевела возмущённый взгляд на мужа.

— Не могу поверить, что ты поверил этому… — она некультурно ткнула пальцем в Джеймса, -… обманщику и подтвердил слухи обо мне, — и выдернув подбородок, гордо удалилась в камин.

— Что?.. — опешил Люциуса, — Нарси, подожди, — но женщина уже исчезла в зелённом пламени, напоследок одарив мужчину убийственным взглядом. Ничего не понимая, блондин посмотрел сначала на не менее растерянного Поттера, а после посмотрел на его супругу, которая неожиданно даже для самой себя, увидела что-то среди узоров на скатерти, укрывающей их чайный столик. И взгляд был нормальным. То есть, как и обычно блестяще насмешливый, каким она обычно окидывала сборище аристократов на вечеринках и балах. Пока несколько лет назад впервые не проявила себя живой куклой. Неужели его действительно провели, и с леди всё в порядке?

— Поттер, — рыкнул он резко повернувшись к мужчине. Тот аж подпрыгнул на месте и переводил непонимающий взгляд с мужчины на супругу.

— Малфой, клянусь, я не врал, — начал оправдываться брюнет, но всё равно не смог удержать счастливой улыбки. Его девочка вернулась.

— Ага, как же, — фыркнул на него Малфой и, крутанувшись на каблуках, не менее гордо, чем недавно Нарцисса, удалился в камин вслед за супругой.

      Джеймс же, проводив блондина взглядом, устремил требовательный взгляд на невозмутимую жену. И то, что Ричард сейчас отсутствовал дома, было ему на руку. Был шанс, что их разговор останется в тайне, потому как лорд Поттер был уверен, что весь этот цирк был не для кого иного, как для самого Ричарда. Остаётся только узнать зачем.

— Лили, нам нужно поговорить.

— Хорошо, — спокойно кивнула Лили, и улыбка сползла с её лица, как будто и не было, а взгляд стал внимательным-внимательным.

— Думаю, я сделал несколько лет назад большую ошибку, когда из-за каприза Ричарда отослал Гарри, — Джеймс старался подбирать слова осторожно, чтобы убедить жену, что ему она всё ещё может верить.

— Но ты же сам тогда сказал, что ему будет лучше в мире обычных людей, — пожала плечами Лили.

— Я не могу вспомнить причины почему тогда так поступил, — нахмурил брови брюнет.

      Волшебница про себя усмехнулась, сжав в руке медальон висевший у неё на шее. Обычная ничем не примечательная побрякушка, но с каким бонусом. Зелёный камень, как и её глаза, чтобы не привлекать внимание и у неё идеальная защита от любых зелий. Марволо с Северусом хорошо постарались делая для неё этот артефакт и не прогадали, когда предположили, что её разум попытаются подчинить, будь это Дамблдор, или кто другой. Но она никак не ожидала, что этим человеком окажется её сын. Распознав в напитке зелье и только по одному взгляду вычислив, того кто его подлил, женщина поняла, это был удар ниже пояса. От кого-кого, но от сына она точно подобного не ожидала, и тем сильнее стало желание подыграть мальчишке и потом при удобном случае проучить.

      Джеймс завидев движение жены, еле уловимо улыбнулся, и без слов всё правильно растолковав. Его друзья по прежнему поддерживают связь с Лили, и пусть его самого они даже видеть не хотят, они по прежнему защищают его жену. И как бы не было прискорбно признавать в большинстве случаев защита ей нужна была от него самого. И главное, что все его ошибки были призваны теми же попытками защитить их семью.

— Знаешь, сейчас я жалею, что не сказал тебе всего ни перед нашей свадьбой, ни когда у нас родились сыновья, — Джеймсу признание давалось с трудом. Всё же сейчас он собирался открыть хоть и любимой женщине, но всё же тайну, которая передавался в его семье в нужный момент только из уст в уста, от отца к сыну, и никак иначе. Даже его мать была убеждена, что Боевая магия и Артефакторика, это все дары, которыми владели Поттеры, — Дело в том, что Гарри не единственный, кто может говорить со змеями.

      Лили хоть и удивилась, но виду не подала. Всё же Анри не до конца вычеркнули из семьи, и тот по прежднему отражался на семейном гобелене, а при определённым махинациям с его помощью можно узнать не только где находится член семьи, но и некоторые дары особо выраженные в ребёнке. Змееустика, была как раз одной из таких редких и сильных способностей.

— Я знаю, — спокойно кивнула женщина, до сих пор не понимая к чему клонит муж, — Марволо ведь как потомок Слизерина тоже обладает этим даром, — поморщилась Лили.

— Нет, тут иная ситуация, — покачал головой Джеймс. — Этот дар он мог унаследовать так же и от меня, как от потомка Слизерина, что наша семья на протяжении нескольких веков тщательно скрывает.

— Объясни, — севшим неожиданно голосом потребовала леди Поттер. Такого она уж точно не ожидала.

— Мало кто знает, — улыбнувшись, начал брюнет, — что Слизерин имел трёх детей и одного бастарда рода. Потомка по линии бастарда ты сама хорошо знаешь, Марволо Гонт. Наша же семья — потомки его дочери, которая носила имя Белинда и была самым младшим ребёнком из всех детей Салазара. Ветвь второй дочери, прервалась полностью ещё в пятнадцатом веке, — говорил Джеймс, — а вот что касается сына Слизерина, то где-то с середины шестнадцатого века линия скрыта, и что с ней, мы не знаем. Возможно, что где-то потомки по этой линии и живут, если только она не прервалась.

— Лили, я рассказываю, тебе это не потому, что горжусь этой правдой. Наша семья не зря столько веков это скрывала, сама знаешь, Салазара ещё с основания Хогвартса не жаловали, а до него так и подавно. В его крови текла кровь великих людей и обладал просто безграничными способностями, поговаривали даже, что он был потомком богов и нёс в себе частичку бессмертия. Поэтому сразу же после рождения своих детей, он отдал их в другие семьи. Таким образом Слизерин пытался защитить их. Все они не смотря на сильную кровь отца, смогли перенять только некоторые из даров родителя. Нам достались способность говорить со змеями и иллюзии.

— Я правда не могу понять, как так получилось, что ты перестала мне доверять, но я хочу вернуть наши прежние отношения, — грустно закончил мужчина и с затаённой надеждой посмотрел на жену. А та, мягко говоря выпала в осадок. Вцепилась руками в подоконник и не двигалась. Джеймс не мешал и давал время всё осмыслить, сам же откинулся на спинку кресла и уставился в потолок. Сейчас он нарушил один из кодексов семьи, считай предал многовековую традицию, но он был главой в конце-концов и имел право менять правила по своему усмотрению. А Лили для него была намного дороже, и чувство, что не откройся он ей сейчас мог потерять навсегда. Не знал почему, ведь они вместе уже не первый год, просто в душе собрался комочек недомолвки и давил на всё, что могло помешать дышать.

— Тогда я тоже должна сделать признание, — спустя пару минут молчания вздохнула Лили. Она не была уверена стоит ли, но раз муж ради неё пошёл на такой поступок, значит это чего-то стоит, а в детстве её всегда учили, отплачивать той же монетой. Следовательно, ей нужна ровностоящая информация, чтобы доказать, что несмотря на неожиданной такой высокий статус мужа, они равны. В независимости от того, какую цель несло в себе его признание, — В тот год, когда ты отослал Гарри, Марволо Гонт на мне с сыном провёл один древний ритуал на проверку крови. Ну ты наверное догадываешься, какие результаты он показал, — однако мужчина отрицательно покачал головой внимательно следя за женой. Нет, он знал, что его супруга тесно общается с Гонтом. Всё таки совместная работа над фондом, редкие, но длительные посиделки в кафе или встречи в доме Петуньи, даже знал, что тот частенько присылал ей письма. Правда их содержимое, всегда оставалось в секрете. Да и не интересно было если честно, куда важнее было воспитание наследника, которое с крахом провалилось, а жене у него не было причин не доверять, хотя бы потому, что Марволо был уже достаточно стар и как никак, но был Лордом, а это что-то да значит. И потом, как оказалось в результате, Гонт был дядей Лили. Нет, не она ему об этом сказала, просто он случайно однажды попал на выставку некого Харальда Колубрума и там на них наткнулся. Лили улыбалась и не стесняясь гостей, среди которых были действительно важные особы занимающие не последнее место как в магическом, так и в маггловском мире люди, называла Марволо дядей, а тот шутя обнимал женщину за талию и благодарил её мать, за то что та подарила ему таких очаровательных племянниц. Джеймс тогда постарался на славу чтобы не узнали, и смог подслушать их разговор и узнать, что Харальд Колубрум, юное дарование в мгновение ока взлетевшее на вершину популярности, был его сыном Гарольдом. Это знание оказалось неожиданностью и вызвало в груди некий осадок и может быть даже ревность, как же ведь не благодаря ему и его имени родной сын достиг таких результатов, но и тем не менее будучи отцом, он не мог не гордиться своим чадом, в глубине души понимая, что кто-кто, а Гарольд его точно никогда не простит.

— Короче, Джеймс, наша с сестрой семья тоже потомки Салазара Слизерина. Мы, э-м, своё начало берём от старшего сына, наше наследие, как бы сказать, несколько не типичное, поэтому прости, я умолчу о нём.

— Всё в порядке, я не настаиваю, — кивнул мужчина, понимая, что Лили не сможет до конца доверится ему, после всего что было, — А Гарри? — решил сменить тему мужчина, за одно и не много расспросить об сыне, — Как он?

— Он… — женщина неожиданно запнулась, а её глаза расширились, — Он со дня на день должен вступить в наследие. О нет, Петунья, — побледнела она, — она же сквиб, и в одиночку не сможет справится.

— Так чего же мы ждём?! — резко вскочил Джеймс, подхватывая не сопротивляющуюся Лили и уже вместе с ней аппарировал в Литтл Уингинг.

      Ричард в тот вечер так и не вернулся домой, и неожиданные планы родителей для него так и остались тайной.

Категория: Художник и Дракон | Добавил: Селена_Мун (05.08.2013)
Просмотров: 227 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Google+