Мир Селены Мун

Лунный Дворец Леди Селены

Приветствую Вас Гость • Регистрация • Вход • RSS
Среда, 22.8.2018, 08:04
Главная » Статьи » Harry Potter » Художник и Дракон

06. Глава 5

      Фонд «Серебряная Лилия», созданный леди Поттер, пользовался в магическом мире популярностью, так как его сотрудники выполняли обязанности социальных работников в мире маглов. Фонд был хорошо известен в обоих мирах. Основателями его официально считались Лилиан Поттер и Марволо Гонт. Организация успела раскинуть свою сеть не только по Англии, но и по другим странам. Штат фонда распределялся таким образом, что треть сотрудников помогала детям, которые с рождения могли оказаться париями магического мира, являясь сквибами. Но, благодаря работе фонда, его сотрудники через социальную магловскую службу могли разыскивать своих родственников в мире маглов. Для таких найденышей разработали несколько легенд, почему и главное, каким образом семьи получили опекунство над маленьким ребенком. Они же помогали адаптироваться в мире неволшебников тем, кто по разным причинам лишался своей силы. Но основная работа все же в первую очередь была нацелена на поиск в магловских детских домах детей-волшебников с последующим переводом в приют, созданный тем же фондом, но уже находившийся под контролем двух отделов министерства магии: Отделом Образования и Отделом Семьи и Брака. Если первый помогал юным волшебникам освоиться в магическом мире, то второй взвалил на свои плечи поиск родственников в магическом мире. В этом случае для многих семей появлялся шанс на обновление застоявшейся крови. Таких детей брали в род на правах воспитанников, рассчитывая на то, что в будущем они вольются в семью через брак на их собственных отпрысках. Вместо этого оба отдела скинули на фонд обязанности следить за магическими наследиями, так как всем было хорошо известно, что сын леди Поттер появился на свет уже с активным наследием.

      Лили Поттер, отложив в сторону документы, которые ей принесли на подпись, смогла впервые за целый день расслабиться. Подойдя к окну, она поморщилась. Жара стояла просто удушающая — такая погода аномальна для страны. Заклинания, которые должны были помогать, слетали со скоростью ветра. Но ей не пришло в голову провести параллель между изменениями в погоде с капризами собственного сына. Должно будет пройти еще несколько лет, прежде чем будут расшифрованы рукописи прошлого.

      Ричард Поттер тем временем сидел на песчаном берегу озера, когда-то покрытого галькой, но об этом никто уже не вспоминал. Проверка в банке показала, что родовых даров Поттеров у него нет и не будет. Но он просто отказывался понимать, почему гоблины предложили заблокировать его наследие. Радовало только то, что отец не согласился на это предложение. Неприятный осадок в душе мальчишки все же остался. Стоявшая жара ему даже не мешала. Он просто жмурился от солнечных лучей, под которые подставлял свое веснушчатое лицо. На сообщение эльфа об обеде он отмахнулся и попросил вместо этого собрать ему перекусить прямо на берегу озера. Умело он скрывал и свое отношение к родителям и брату. Показная гордость отца, еле уловимое презрение в глазах матери, чистая ненависть к близнецу. На отца ему было плевать с высоты Эвереста, брата мечтал увидеть мертвым, а вот насчет матери… то тут оказалось намного, намного сложнее. Где-то глубоко в душе мальчик хотел вместо презрения увидеть в ее глазах гордость. Но об этом он мог даже и не мечтать. Виновниками такого отношения к нему он считал отца и брата. Первого винил за то, что от родового поместья отлучил его близнеца, второго за то, что забрал себе любовь матери. При всем при этом он совершенно забыл, что это именно он постарался сделать так, чтобы остаться единственным наследником рода.

***

      Ближе к вечеру, когда жара и зной ненадолго отступили, в небольшой ресторанчик на Бейкер-стрит вошла пара.

— Лорд Гонт, Леди Поттер, — к ним подошел метрдотель мсье Септим.

— Месье Альбер, вы все еще хозяин этого чудесного заведения? — улыбнулась Лили.

— Мадам Лилиан, вы же прекрасно осведомлены, что мои наследники в этом деле полные… Не хочется быть грубым, но это не их специальность, — покачал головой мсье Септим. — Что говорить о грустном или плохом… Пройдемте, я провожу вас к вашему столику.

— Дядя, что-то случилось? — спросила Лили, обращаясь к своему спутнику.

— Может, я просто хочу отужинать со своей племянницей? — Марволо посмотрел на нее.

— Я бы в это поверила, если бы вы выбрали обычное летнее кафе, — покачала головой Лили. — Вас что-то беспокоит? Что-то случилось?

— Нет, ничего пока не произошло, но все еще может случиться, — Марволо поражало то, как ей удавалось понять других людей. — Тебе бы психологом работать, а не фонд возглавлять.

— Да, — усмешка скользнула по ее лицу, — а что насчет тебя? Ты ведь все еще связан контрактом?

— Да, еще четыре года преподавать, после чего вернусь в Англию, — кивнул Марволо. — Молодежь может нахваливать Штаты сколько угодно, но я уж по родным пенатам соскучился. Как там Анри?

— Он принят во Французскую Академию Изящных Искусств, — ответила Лили. — Правда, из-за возраста с ним будут заниматься, как это обычно практикуется, в частном порядке.

— Учитель-Ученик, — понял Марволо. — Это даже лучше, чем быть в куче бездарей, которые только и пытаются поведать миру о том, что они гении. Правда, они постоянно забывают о том, что ими не рождаются, а становятся. Я так понимаю, он не только будет учиться живописи?

— Верно, — согласилась Лили. — Сириус предоставил для проживания Анри во Франции один из домов его семьи. Для обучения магии и магическим наукам мы выбрали небольшую частную школу, в которой кроме волшебного образования можно получить и магловское. Анри по окончании заведения планирует продолжить учебу в Сорбонне, параллельно обучаясь живописи у мастера. Знаешь, что он мне сказал?

— Нет, да и откуда бы? — удивился Марволо.

— «Лишь когда Учитель сочтет нужным сказать, что в изобразительном искусстве он превзошел не только его, но и мастеров прошлого, то только тогда он сможет считать себя Мастером». — Улыбнувшись, пояснила Лили, дословно повторив ответ Анри.

— Вот оно значит как? — задумался Марволо. — Что ж, будет интересно наблюдать за тем, как он развивается.

— И все же, зачем ты меня позвал? — спросила Лили.

— Ты помнишь историю со змееустостью Анри? — спросил Марволо.

— Если бы не она, мы бы и не узнали о нашем родстве, — произнесла Лили.

— Так вот, появились слухи, что появился Темный Лорд, но… — Марволо замолчал.

— Что «но»? — забеспокоилась Лили.

— Уже произошло несколько нападений с его участием, и те свидетели, что остались в живых, по неизвестной причине утверждают, что видели именно меня, — вздохнул мужчина.

— Бред какой-то, — пожала плечами Лили.

— Скажи «спасибо», что на все эти нападения у меня стопроцентное алиби. Я был на другом континенте, и в те часы, когда этот Лорд совершал свои акты нападения на простых граждан, у меня шли лекции, — недовольно произнес Марволо. — Выяснить бы, какая сволочь выдает себя за наследника Слизерина. Ведь в реальности наследниками этого рода из мужчин официально признаны я и Анри. Но я не претендую на то, чтобы стать главой рода, и уже подписал документы, согласно которым им станет Анри.

— Но при чем тут Темный Лорд? — Лили была явно в недоумении.

— При том, что своим последователям он объявил себя наследником Слизерина, — стукнул кулаком по столу Марволо, явно выходя из себя.

— Жаль, что мы не знаем, когда это произошло, — задумалась Лили, что-то прикидывая в голове.

— А что именно тебя интересует? — Марволо с интересом посмотрел на племянницу.

— Понимаешь, когда я узнала, что в какой-то степени могу быть твоей родственницей, то постаралась узнать об Основателе все, что только возможно, — вздохнула Лили. — Так вот, твой лорд или действительно его потомок, что маловероятно, или просто дурак, который ищет славы и желает настроить магическое население против рода Слизерин. Если он на самом деле наш сородич, то, скорее всего, он потомок кого-то из бастардов. Если же дурак, то хотелось бы посмотреть на этого идиота, когда он лишится магии. Впрочем, даже если он бастард, то также не застрахован от того, чтобы стать маглом.

— Значит… — Марволо постучал пальцами по столу.

— О, ничего особенного, просто интересно узнать, кто в скором времени окажется в мире маглов только потому, что позволил себе присвоить имя чужого рода, — ответила Лили.

      Марволо лишь молча посмотрел на медноволосую волшебницу, понимая, что будь у нее возможность основать свой род, то она бы это сделала, выделив родовыми дарами то, что всегда нравилось леди Ровене — холодный ум и железную логику. Ну и, наверное, не нужно отбрасывать в сторону способность анализировать факты.

Категория: Художник и Дракон | Добавил: Селена_Мун (29.06.2013)
Просмотров: 190 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Google+