Мир Селены Мун

Лунный Дворец Леди Селены

Приветствую Вас Гость • Регистрация • Вход • RSS
Среда, 22.8.2018, 08:05
Главная » Статьи » Harry Potter » Художник и Дракон

04. Глава 3

      Фабьен Делон, преподаватель Академии изящных искусств, перечитывал письмо одной из своих учениц. Из письма следовало, что сын её подруги гений в области искусства, но это ещё требовалось проверить. Возраст, правда, ребёнка для обучения в Академии не подходит — слишком юный. Но разве нельзя давать уроки, скажем так, в частном порядке? Взвесив все за и против, месье Делон направился в кабинет: писать приглашение для юного дарования.
 

***

      На самом севере Англии, там, где проходит граница с Шотландией, расположено величайшее сооружение — Школа Магии и Чародейства «Хогвартс», директором которой был, есть и будет, как надеются некоторые, Альбус Дамблдор. Несколько лет назад, когда у его протеже родились близнецы, он даже обрадовался, что один из них сквиб. Ему вспомнилось, чего стоило с помощью недомолвок увидеть в глазах наследника Поттеров взгляд, который явно давал понять, что данный студиоз его боготворит. Но одно он точно не предусмотрел. Мисс Эванс. Рыжеволосая девушка была не по годам умна, но её магический потенциал и принадлежность к маглорождённым гарантировал рождение по настоящему стоящего полукровки. А кого легче взять под контроль, чем не полукровку? Достаточно будет позволить ему почувствовать себя особенным, помочь возвысится над чистокровными аристократами, и ву-а-ля: в твоих руках послушная собачка.

      Впрочем, даже он не ожидал, что ему удастся убедить Джеймса позволить ему стать крестным для Ричарда, учитывая тот скандал, что юный Лорд закатил ему, само собой по инициативе своей жены. Директор пришёл совсем не к утешительном выводу, что у Поттера просто не было выбора. Друзья и знакомые, просто напросто отказывались находиться в одном помещении с ребёнком. Никто не мог понять данного феномена. Для директора Хогвартса стало идеей-фикс понять, что же унаследовал Ричард Поттер. Но что было более важно — мальчик в его руках, а значит не пройдёт много времени, как и состояние Поттеров тоже будет в полной его власти.

***

      Сам же ребёнок в это время вместе с отцом переступал порог волшебного банка. Ричард, несмотря на свой характер, давно успел понять, что с отцом лучше не спорить. Каприз может и выполнит, но вот расплачиваться за него придётся самому мальчику. Нацепив на лицо равнодушную маску, он наблюдал, как отец разговаривал с одним из гоблинов. Ричард гордился тем, что его крестным является директор Хогвартса, не замечая взглядов родителей, которым такое внимание к сыну давно стало костью в горле. Но, когда они выбирали крестных для Гарольда и Ричарда, никто из их друзей или знакомых даже не пожелал стать крестным для Ричарда. Никто, кроме директора Хогвартса. Практически же Альбус был тем, кто потакал капризам ребёнка, отмахиваясь от возмущённых возгласов тем, что пока есть время для детства, то использовать его нужно по всем направлениям, а то школа начнётся, и тогда уже на игры времени не будет. Каждый раз, посещая Поттер-мэнор, Альбус приходил с подарком для Ричарда.

      В ожидании отца Ричард попытался представить лицо брата, о котором родители не вспоминали, как ему казалось, уже несколько лет. Он пытался представить: какими от слез будут его глаза, когда поймёт, что тот никто. Но тут до Ричарда дошло, что он и сам, ровным счетом ничего не может вспомнить из того, что знал о брате. Какой цвет глаз? Э… болотный? А волосы? Такие же, как у отца или, наоборот, у матери? Вопросы возникали словно горная лавина, и при этом, на них не находилось ответов.

***

      Сириус Блэк в который раз развернул всю библиотеку Блэков, пытаясь понять, что не так с Ричардом Поттером. Если уж волк Луни испугался той сущности, что присутствовала в близнеце Анри… Иногда он радовался тому, что крестнику не нужно жить рядом с братом, ведь не знаешь, как в этом случае могла бы сложиться его жизнь. В это же время в одном из фамильных сейфов его семьи сам по себе раскрылся старый фолиант, к которому давно не прикасались из-за его ветхости. Страницы раскрылись на том месте, где рассказывалось о Песочниках — древних существах приносящих за собой только хаос и разрушения, и даже приводились портреты тех немногих после встречи с которыми человечеству удавалось выжить. С одного из них, нахмурившись, и глядя на мир злым ироничным взглядом, смотрел… Ричард Поттер.

***

      Лили Поттер незаметно для себя отдалялась от общения с Ричардом. Она не замечала, как её собственная магия отторгает от неё младшего близнеца. Волшебница все чаще стала проводить свободное время в доме сестры, рядом с другим сыном, который для материнского сердца был куда дороже.

«Сквиб», — она усмехнулась, когда вспомнила, как на днях Анри случайно взял в руки палочку Северуса.

      В доме тогда поднялся настоящий ураган от всплеска магии, который выбил все стекла и практически превратил мебель в труху. Магия Анри начала выходить из спящего состояния. Лили улыбнулась, представив себе лицо Джеймса, который настолько был впечатлён силой Ричарда, что даже и не понял, что Гарольд оказался куда сильнее своего брата. Для себя она решила, предварительно посоветовавшись с дядей, как стала называть Марволо, что если Джеймс подтвердит отторжение от рода для Гарольда, они объявят мальчика наследником более могущественного рода. В Анри Эвансе пробуждалось наследие Певереллов, которое взрослые маги скрывали от всего магического населения. В мир пришёл тот, кого принято называть Лордом Смерти.

***

      Петуния Дурсль сидела в кресле и медленными глотками пила кофе, а её мысли были где-то в другом месте. Долгое время она завидовала сестре за то, что та являлась волшебницей. Но история Гарольда перевернула всю её жизнь. Она и её семья оказались сквибами из древнего рода Колубрум. Она не заметила, как её зависть к сестре, благодаря племяннику, сменилась на сочувствие. Довелось ей увидеть как-то и брата Анри: невоспитанного мальчишку, которого может только что хорошая розга исправить, как потом говорила она сама. Ричард кроме отвращения и презрения ничего другого у неё не вызывал. Поставив кофейную чашку на журнальный столик, хозяйка дома поднялась на чердак, где из старого пыльного сундука достала лист пергамента, закрёпленного между листами стекла, так как иного способа старый манускрипт сохранить не представлялось возможным.

Категория: Художник и Дракон | Добавил: Селена_Мун (25.06.2013)
Просмотров: 192 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Google+