Мир Селены Мун

Лунный Дворец Леди Селены

Приветствую Вас Гость • Регистрация • Вход • RSS
Среда, 22.8.2018, 08:06
Главная » Статьи » Harry Potter » Художник и Дракон

03. Глава 2

      Наступило 31 июля 1987 года. В уважаемом семействе Колубрум готовились ко дню рождения их сына Анри. Сегодня младшему наследнику семьи исполнялось семь лет. Больше всего ребёнок ждал в этот день особенную гостью — леди Лилиан Поттер. Он знал, что она его мать, и если не боготворил, то любил однозначно. Она навещала его раз в несколько недель. Глядя на неё, Анри откладывал своё хобби в сторону и садился рядом, положив голову ей на колени.

      Ирония судьбы — скажет кто-то, но материнская любовь к отданному в семью сестры сыну оказалась сильнее, чем к его брату. Вот только мысли о разводе она давно оставила в прошлом. Об этом её попросил сам Анри, как теперь в семье называли Гарольда.

      Но она была не единственной волшебницей, которую ждала семья именинника. Кроме неё ожидался приезд Марволо Гонта, дяди Лили и Петунии, известного историка, который работал сейчас в Штатах. О своём родстве с ним они узнали совершенно случайно. Дело в том, что Анри оказался змееустом. А кто лучше всего разбирался в истории и мог хоть немного пролить свет на эту «особенность»? Конечно же Марволо Гонт, у него же Люпин и попросил совета.

      Мужчина не заставил себя долго ждать, взяв отпуск на неделю и уже через час выставлял перед магами кучу книг по старинному языку, какие рода им владели, не преминул упомянуть, что родоначальник у всех этих родов был один, всем прекрасно известный Слизерин и разумеется, шестилетний Анри подвергся магической проверке на родство с тем же Марволо, так как тот оказывается был частично змееустом. То есть, у него это не был врождённый талант, как у мальчика, но он мог его изучить, и если приложить немного усилий владеть им, не хуже Анри. В конечном счёте, благодаря зелёному свету у одинокого волшебника появились две чудесные племянницы и один маленький наследничек. А раз Марволо был бесплодным, то Анри стал единственным наследником по мужской линии на титул лорда Слизерина.

      Джеймс был глупцом, когда посчитал Гарольда сквибом, и эту его черту — в порыве чувств действовать не обдуманно, Лили ненавидела больше всего.

      Впрочем, мало кто знал и то, что леди Поттер втайне от всех ненавидела одного мага намного больше, чем мерзкий характер своего недальновидного муженька. И как наверное многие догадались, это был никто иной как директор Хогвартса Дамблдор, светлейший, чтоб ему пусто было, маг. Ещё будучи первокурсницей женщина поняла, что с ним нужно быть предельно осторожной, а это свойство давно уже стало чертой её характера. Это оно толкнуло её на изучение окклюменции: уж очень ей не хотелось, чтобы кто-то мог читать её как открытую книгу. Именно директор уж больно упорно настаивал на том, чтобы она обратила внимание на Поттера. Она, подумав, согласилась. Джеймс был парнем видным, да и глупым не казался. А то что, старик надеялся на послушание, так ведь она выросла среди магглов, и правила аристократов ей не виданы. А как говорила мама, женщина должна подстраивать мужчину под себя и для себя, и никак иначе. Но всё равно, полного согласия давать не хотела, а потому самодовольному Поттеру было выставлено условие при свидетелях, в роли которых выступили деканы Гриффиндора и Рейвенкло. Это был первый ультиматум будущему мужу и её первая, пусть и маленькая победа.

      Именно тогда Поттер впервые понял, что он не просто хочет внимания от подруги Ворона, но и на самом деле влюбился в неё. Условие, что поставила ему Лили Эванс, заставило его перейти на последних двух курсах на домашнее обучение, дабы иметь время стать Мастером Артефактов — семейный дар Поттеров. В отличие от отца, который являлся Мастером Боя, второй родовой дар у Поттера так и не проявился. К окончанию седьмого курса он вернулся в стены Хогвартса, чтобы со всеми сдать выпускные экзамены и подарить Лили Эванс свой первый артефакт — брошь-лилию, которая должна защищать обладательницу от неприятных заклинаний, исключая непростительные. Приняв подарок, будущая леди Поттер поинтересовалась у главы рода Поттеров, действительно ли Джеймс сделал брошь собственными руками. Лишь получив положительный ответ от отца Джеймса, она согласилась стать его супругой.

      В день окончания Хогвартса два лучших ученика объявили о своей помолвке, и, в соответствии с традициями, о своей свадьбе, которую сыграли в двадцатых числах октября семьдесят девятого года. Подружками невесты стали её подруги по Хогвартсу, но одну невеста выделяла среди остальных — свою сестру Петунию, которую ей пришлось практически уламывать, пока та не согласилась — правда, с условием ответить ей встречной услугой — так же побыть подружкой невесты. В отличие от сестры, Петуния Эванс сыграла свадьбу летом. Кроме этого, Лилиан Поттер, в девичестве Эванс, стала крестной матерью для своего племянника.

      Стоило Лили попасть в Поттер-мэнор, как её образованием вплотную занялась мать Джеймса. Дорея Поттер втайне от сына успела навести справки о будущей невестке, и то, что она узнала, ей понравилось. Особенно привёл в восторг волшебницу ультиматум, который поставила девушка её сыну. Ведь в ином случае ни она, ни её супруг уже и не знали, как приобщить сына к обучению управлением родовым даром. Так что, едва Лили Эванс попала в дом будущего мужа, то мать её нареченного сразу же взяла невестку в оборот, поставив перед собой цель сделать из простой девушки настоящую Леди, и именно Леди с большой буквы.

      Лили Поттер отложила щётку для волос в сторону и улыбнулась нахлынувшим на неё воспоминаниям. Да, ликовал Дамблдор тогда не долго, вплоть до первых чисел следующего месяца после свадьбы, когда Джеймс неуверенно, но жёстко дал понять старому манипулятору, что помогать ему в его странных делишках не собирается, и разумеется спонсировать его сомнительные проекты тоже не будет. Но, как ни странно, директор, находясь уже одной ногой в могиле, всё же умудрился уговорить её мужа сделать его крёстным Ричарда. Очередной фактор раздражения и излишнего баловства второго сына.

      Нахмурившись, рыжеволосая женщина заторопилась. Она уже опаздывала на праздник. Тем более, что сегодня там будут и бывшие друзья мужа. Пока натягивала на себя мантию, она вспомнила день, когда впервые оказалась в доме у сестры и встретилась с почти неожиданными гостями.

Flashback
      Тихий звук аппарации дал понять о визите гостей. Вернее, одной гостьи, которую тут уже и не ожидали увидеть. Хозяйка дома Петуния Дурсль вышла из гостиной, чтобы посмотреть, кто к ней пришёл, и удивилась, увидев сестру.

— Лили? Что ты тут делаешь?

— Поругалась с Джеймсом, — в голосе женщины проскользнули нотки раздражения, однако на лице не дрогнул ни один мускул. Лили Поттер оставалась предельно спокойной и сдержанной, и только яростное пламя в глубине изумрудных глаз выдавало её желание вернуться назад и приложить чем-нибудь тяжёлым одну упрямую рожу.

— Что же ты стоишь в коридоре? Проходи в гостиную.

— Лили, — вслед за хозяйкой в коридор вышел Сириус. Увидев в каком состоянии пред ним предстала подруга, брюнет нахмурился. — Что этот недоумок опять вытворил?

— Сири, он хочет лишить Гарри имени Поттеров, — медноволосая волшебница неожиданно разревелась и тут же оказалась в крепких объятиях друга.

— Сев, у тебя успокоительное под рукой? — через плечо бросил Сириус.

— С вами я его уже постоянно привык носить, — раздался знакомый голос, после чего показался и его обладатель. — Туни, сделай мятный чай и придумай, чем можно её накормить. Блэк, я Сохатого точно однажды зааважу, он ведь давал нам клятву, что Лили из-за его выходок никогда не будет плакать.

— Ты же слышал, что сказала Лили, — мрачно произнёс Сириус.

      Через час, когда Лили Поттер успокоилась, раздался хлопок входной двери, и через мгновение перед взором взрослых предстали двое мальчишек.

— Мама… мамочка… — черноволосый мальчик не мог поверить, что видит свою мать. Гарри казалось, что это всего лишь наваждение. Ещё минута — и оно пропадёт, а с ним исчезнет и мама.

— Гарри, мальчик мой, — тихо произнесло наваждение, посмотрев на ребенка изумрудными глазами.
Конец Flashback


      С того дня так и повелось, что раз в несколько недель Лили Поттер навещала на Тисовой улице своего сына. В тот день она и узнала о том, что её семья, её родители — сквибы из рода Слизерин, а Марволо Гонт, известный историк, которого считали единственным наследником одного из Основателей Хогвартса, приходится им дядей в каком-то там поколении. Зная о любви своего первенца к рисованию, Лили впервые стала восстанавливать свои связи в мире магглов. Одна из её бывших подруг в своё время вышла замуж за ректора Французской Академии Искусств, и лишь вчера от неё пришёл ответ. Гарольда готовы принять несмотря на его возраст. Кроме этого, Академия планировала устроить выставку его работ. Письмо с приглашением обучаться во Франции сейчас лежало в её сумочке и именно оно в этом году должно стать подарком на день рождение сына. В Академию мальчика записали как Анри Эванса.

***

      Едва оказавшись в доме на Тисовой, она увидела, как по лестнице со второго этажа сбежал семилетний мальчик.

— Мамочка, — он обнял мать и посмотрел на неё своими изумрудными глазами.

      Лили в очередной раз порадовалась, что, в отличие от брата, Анри не унаследовал паршивое зрение отца. Она так и не сказала мужу, что она не маглорождённая, а потомок величайшего мага из Хогвартской Четверки — Салазара Слизерина. Это стало её маленькой тайной. Волшебница улыбнулась и взъерошила и без того непослушные волосы сына.

— Думаю, что мой подарок тебе понравится, — с улыбкой сказала она, доставая из сумочки обычный конверт.

— Это? — Анри посмотрел на мать.

— Да, милый, это ответ Академии, — кивнула Лили. — Ты принят, Анри.

— УРА!!! — мальчишеский голос прозвучал по всему дому.

      Приближалось время вечеринки, что устроили ему и его друзьям взрослые. Когда он впервые переступил стены начальной школы магии, то уже знал, что для всех будет лучше, если никто не сможет провести параллель с Поттерами. Джеймс Поттер и его сын Ричард в доме на Тисовой давно стали нежеланными гостями. Гарольд Поттер превратился в Анри Эванса для одних, и Харальда Колубрум для остальных.

      Через месяц Анри будет учиться во Франции, параллельно обучаясь в частной школе магии, о которой было известно лишь узкому кругу лиц. Домой он будет возвращаться лишь на каникулы.

***

      Джеймс Поттер устало потёр переносицу, смотря на Ричарда, и впервые недовольно хмурился. Его сын, наследник, вёл себя хуже маггла. Он уже начал жалеть, что отправил жить Гарольда к тёте, но он помнил об обещании, данном сыну: Гарольд никогда не переступит порог Поттер-мэнора.

«Похоже, я слишком избаловал его, и, пока ещё не поздно, пора исправлять это упущение», — решил для себя Поттер-старший.

— Пап, ты меня звал? — в кабинет ввалился рыжеволосый мальчишка.

— С завтрашнего дня начинается твоё обучение, — не отрываясь от бумаг, произнёс его отец. — На этот раз ты не сможешь использовать свои отговорки. Но сначала мы посмотрим, какой родовой дар ты унаследовал.

— Я вообще-то хочу выступать за Лигу Квиддича, — с вызовом посмотрел на отца Ричард.

— Этого не будет, — Джеймс Поттер внимательно посмотрел на сына. — Твоя мать права, я слишком избаловал тебя, и я же буду исправлять это. Моя ошибка лишь в том, что я обрадовался, едва увидев, что ты родился с активным наследием. Раз вина моя, то я её и заглажу. Да, вот ещё что: можешь забыть о своей дружбе с Уизли, иначе отправишься вместо Хогвартса в военную академию. Маггловскую.

— Но… — Ричард сделал попытку возразить.

— Я все сказал, — давая понять, что разговор окончен, Джеймс вновь занялся документами, присланными из банка.

— Возьму и убегу, — бросил через плечо Ричард и, закрывая дверь, услышал слова отца:

— Тогда перестанешь быть Поттером и будешь лишён права на наследство.

— Что? — последние слова отца заставили его вернуться в кабинет.

— Ты все слышал, повторять не буду. Пора учиться ответственности за свои слова и проступки, — пояснил Поттер-старший.

      Со злостью хлопнув дверью, Ричард спустился в гостиную, где находились его друзья, по крайней мере он считал, что друзья.

— Вечеринка окончена.

— Рич, о чем ты? — на него смотрел Рональд Уизли.

— Слышал, что я сказал, или повторить специально для тебя? — зло прищурив глаза, посмотрел на него именинник.

      Едва его гости покинули особняк Поттеров, появившийся эльф заблокировал камины. Мальчишка на появление эльфа не обратил внимания. Он размышлял, как сделать так, чтобы отец забыл об этом разговоре. Он вспомнил, чего ему только стоило избавиться от близнеца, чтобы остаться единственным наследником. Раньше его капризы всегда срабатывали, но, похоже, не в этот раз. Он впервые пожалел, что здесь и сейчас не было Гарольда: тогда бы муштрой наследника рода отец занимался с ним, а он мог бы и дальше делать то, что ему нравится. Но ещё раз подумав, он решил, что наследством с братом он делиться не желает. Значит, придётся вытерпеть все, что уготовил ему отец. Он заставит его гордиться собой, как это было раньше. Но в первую очередь следует подумать о том, как окончательно избавиться от такого довеска, как брат-близнец.

Категория: Художник и Дракон | Добавил: Селена_Мун (25.06.2013)
Просмотров: 260 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Google+