Мир Селены Мун

Лунный Дворец Леди Селены

Приветствую Вас Гость • Регистрация • Вход • RSS
Среда, 22.8.2018, 08:05
Главная » Статьи » Harry Potter » Художник и Дракон

02. Глава 1

Пять лет спустя

      Ещё несколько лет назад на картах можно было найти такой населённый пункт, как Литтл Уингинг. Если же сейчас спросить любого прохожего, где этот город расположен в графстве Суррей, то он пожмёт плечами и поинтересуется, не ошиблись ли вы.

      Все дело в том, что уже несколько лет, как город был накрыт магглоотталкивающим щитом. Ну, не совсем так. Просто если магглы оказывались в городе, то долго не задерживались. Это происходило потому, что щит, к созданию которого приложили свои ручки трое из легендарной четвёрки Мародеров, являлся последней разработкой Отдела Тайн. Каким образом Северус, Сириус и Ремус оказались среди Невыразимцев, история скромно умолчала.

      Сейчас же в городе проживали семьи волшебников или сквибов. Но особым уважением в городе пользовались те семьи, в которых дети имели статус Обретённые. Да, их родители являлись магглами, но кроме них других людей без волшебных способностей в Литтл Уингинге нельзя было увидеть. Школу, что была тут, быстро переквалифицировали в начальную школу магии, куда принимали после первого магического всплеска.

      Вот и наши герои жили здесь по адресу Тисовая улица, дом 3. В доме напротив жила Петуния Дурсль со своей семьёй, мужем и… двумя сыновьями. Обычная семья, скажете вы. Все верно, если бы не одно «но». Второй ребёнок в семье на самом деле приходился племянником хозяйке дома… впрочем, не совсем так. После того, как сестра попросила позаботиться о старшем сыне, который с рождения оказался лишён магического дара, Петунии Дурсль потребовалось всего несколько дней на то, чтобы во всех документах упоминания о её семье и племяннике исчезли. Теперь это была семья сквибов по фамилии Колубрум, скрытая ещё со времён Салазара Слизерина. Но об этом знал только узкий круг лиц и Отдел Тайн.

      Зачем, спрашиваете вы, принимать настолько радикальные меры, только ради того, чтобы спрятать безобидного малыша? Всё очень просто. 

      Лили Поттер, в прошлом Эванс, сама об этом попросила. Женщина не хотела, чтобы её ребёнок встретился с тем жестоким миром, который его ожидал, останься он в Поттер-мэноре. Мать просто желала, чтобы её дитя росло в любви и ласке, ни в чём не нуждаясь, чего в семье полноценных волшебников сквибу, увы, не получить. Обстоятельства обязывали. Да-да, те самые, где аристократы презирают магглорождённых, магглов и в том числе и сквибов. Такой судьбы мать для своего сына уж точно не желала. Она была благодарна уже тому, что Джеймс всё же признал в нём своего первенца и назвал так, как планировалось изначально — Гарольд (второго сына назвали в честь отца Лили - Ричардом). И пусть его лишили наследства, если когда-нибудь мальчик всё же узнает правду своего происхождения и сможет их простить, то всегда сможет опять стать Поттером. Уж что-что, а отречься полностью от своего первенца чета Поттеров никогда не сможет, по крайней мере Лили этого точно не допустит. 

***

— Мордред, с трудом верится, что Джеймс так поступил с сыном, — Сириус все ещё не мог понять поступка друга.

— Жаль ты не видел скандала, который ему устроила Лили после того, как он решил, что наследником рода будет брат Гарольда, — фыркнул Ремус. — Хотя, если честно, что-то у Ричарда с наследием не совсем в порядке. Можете мне не верить, но мой волк испугался его.

— По нашей с Лили линии такого наследия быть не может, — покачала головой Петуния, изредка посматривая на черноволосого ребёнка, который стоял около мольберта и что-то пытался нарисовать. — Уже сейчас видно, что спустя несколько лет у Анри проявится наследие нашей семьи.

      Петунья Дурсль, в девичестве Эванс, нынче же более известная как Гвендолин Колубрум, считалась чистокровной магглой, и только немногие были в курсе, что в жилах женщины течёт кровь позабытого и с давних времён считающегося вымершим рода Колубрум, родоначальником которого был никто иной как сам Салазар Слизерин. 

— Я слышал, — задумчиво протянул Вернон, — в роду вашего друга оказалась одна не очень приятная гадость. Я не помню, как именно она называется, но аукнется она очень сильно. Лучший выход для мальчика — это любым способом заблокировать наследие, пока ещё есть на это время.

      О, вы удивитесь, но, несмотря на принадлежность к магглам, муж Петуньи, Вернон, был одним из луч­ших спе­ци­алис­тов в области магических исследований. Не обладая магическим даром, он, тем не менее, преподавал основы магии в местной школе для маленьких волшебников. По пальцам и с помощью рисунков, но дети делали просто невероятные успехи.

— Вряд ли Джеймс на это согласится, — пригубив бокал вина, покачал головой Северус. — Туни, а что за наследие у вас в роду?

— Сначала ответьте, что вы знаете о даре, известном как «Убивающие взглядом»? — попросила Петуния. Устремлённый в неё непонимающий взгляд был красноречивее всяких ненужных оправданий. — Все с вами понятно, ни черта вы не в курсе. Тогда вопрос другой. Почему во время Инквизиции магглы больше всего боялись тех, у кого были не просто зелёные глаза, а именно цвета заклятия смерти? — ответом было молчание. — Вы что, совсем историей не интересуетесь?

— Ну, в школе, кроме как про восстания гоблинов, мы на уроках ничего нового не узнавали, — ответил Ремус.

— Убивающие взглядом, или Басилевсы, как принято называть носителей дара, — стала рассказывать Петуния. — Это название прижилось из-за того, что сила дара сконцентрирована в глазах. Вхождение в наследие у носителей этого дара довольно специфическое, но это скорее из-за формы, в которой вынужден находиться носитель до тех пор, пока не возьмёт дар под полный контроль. В истории были случаи, когда носитель такого дара оказывался заперт в животной форме только потому, что не смог контролировать дар.

— Смею предложить, что форма у таких носителей — василиск, — задумчиво сказал Ремус.

— Ты прав, — кивнула Петуния, улыбаясь. Чего и следовало ожидать от оборотня. Память у них отменная, а значит Люпин уже где-то встречался с подобной информацией и не помедлил подтвердить мысли женщины:

— В архивах Отдела Тайн я как-то раз наткнулся на документ, где вкратце описывались люди, по неизвестным причинам превратившиеся в огромных змеев, да так и не сумевших снова стать людьми, и у всех без исключения были зелёные глаза. Там не было ни имён или каких-либо данных, указывающих на их личность, ни точного числа превратившихся, так что оставалось только гадать, шла речь об одном человеке или о тысяче.

— Анри нужно будет побыть в шкуре василиска, пока он не научится контролировать свои силы, - коротким кивком подтвердила женщина, тяжело вздыхая.

— Лили ведь тоже обладательница этого дара? — поинтересовался Северус.

— Да, но у неё дар спит, — ответил ему Вернон. — Мы не знаем, почему так сложилось, но этот дар активен только у мальчиков. Девочки наследуют спящий ген, я бы сказал.

— Надоело, — раздался недовольный голос ребёнка.

— Анри, что-то случилось? — Петуния озабоченно посмотрела на племянника.

— Не могу закончить рисунок, — печально вздохнул мальчик.

      Сириус подошёл к мольберту и приложил руку к губам, в немом удивлением. На картине мальчика был нарисован королевский василиск, за спиной которого расположился чёрный дракон. Это была точная копия картины, которую он однажды видел в Малфой-мэноре, когда навещал свою кузину.

***

      В это же время в Поттер-мэноре супруга Джеймса Поттера недовольно поджала губы. Её материнское сердце не подвело и на этот раз. Ричард, благодаря своему отцу, стал малолетним избалованным негодником. Устраивал капризы по любому поводу, и чуть что — бежал жаловаться отцу. Лили начала задумываться о разводе всё чаще и чаще, но каждый раз виноватое выражение лица Джеймса просило, вымаливало у неё прощение, и она сдавалась. Все же не зря она настояла на том, чтобы крестным Гарольда с её стороны стал Северус, а со стороны Джеймса — Сириус. Ремус от столь почётной миссии отказался. Что-то волк Луни почувствовал в Ричарде. Надо бы больше выяснить о роде Поттеров. Слишком хорошо она знала, что старые семьи имеют в своих родословных таких тараканов, от которых и волосы дыбом могут встать.

      Вздохнув, Лили Поттер бросила печальный взгляд в сторону окна, откуда доносились голоса Джеймса и Ричарда, которые опять проводили свободное время на поле для квиддича.

— Надо бы Гарольда навестить, — вздохнула женщина. — Да и с ребятами стоит посоветоваться. Похоже, на этот раз развод все же состоится. Поттер получил то, что хотел, а именно — наследника для своего рода, — женщина тихо всхлипнула, и по щеке покатилась одинокая слеза. Как бы не хотелось казаться сильной, а этого мужчину она любила, но и подобного баловства простить не могла.

Категория: Художник и Дракон | Добавил: Селена_Мун (25.06.2013)
Просмотров: 230 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Google+